Я - мама афрорусаМаленькие трагедии

Раздел для мам
Ответить Пред. темаСлед. тема
Автор темы
Ирина
Всего сообщений: 14
Зарегистрирован: 28.03.2008
 Маленькие трагедии

Сообщение Ирина » 28 мар 2008, 20:10

Недавно Рязань потрясло дикое происшествие. Десятилетнего мальчика избил 40-летний сосед. Ребенок был виноват лишь в том, что у него не белый цвет кожи – это метис по имени Дэвид Нахену. Он попал в больницу с ушибами и повреждениями мягких тканей головы. К счастью, эта история закончилась благополучно: Дэвид поправился, а на днях обидчик согласился выплатить пострадавшему афророссиянину компенсацию за причиненный ущерб... Это только в старом-престаром фильме «Цирк» черному карапузу гарантировано в нашей стране счастливое детство. На деле же детям-метисам в современной России (а их не так уж и мало) живется совсем не сладко. На улицах и в школах их часто бьют, унижают и оскорбляют. Правозащитники говорят, что общество настолько больно ксенофобией и расизмом, что готово сделать врагом даже ребенка.

По данным Института Африки Российской академии наук, с 60-х годов до нашего времени в России побывало более 70 тыс. студентов с Черного континента. В память о своем пребывании в нашей стране они оставили порядка 40 тыс. отпрысков-метисов. Сегодня число детей от межрасовых браков постоянно растет, и каждый из них ежедневно сталкивается с различными проявлениями ксенофобии. 8 из 10 малышей воспитывают русские мамы-одиночки, которые просто не в состоянии бороться с бедностью и порядками националистически настроенного общества.

Обыкновенная история

В Москве, у здания дипкорпуса в Грузинском переулке небольшое собрание. Президент благотворительного фонда «Метис» Эмилия Тайнс-Менса раздает мамам гуманитарную помощь – подушки и одеяла. За вещами русские девушки приехали одни: лишний раз выводить в свет своего темненького ребенка опасаются все. Как минимум придется мириться с неодобрительными взглядами в метро.

«Истории у большинства девушек похожи, – рассказывает Эмилия. – В институте или клубе они познакомились со студентом-африканцем. В свои двадцать он подтянут, остроумен, невероятно сексуален и, разумеется, так же не равнодушен к местным блондинкам, как и они к нему. Завязываются любовные отношения, которые нередко заканчиваются беременностью. Африканец, глубоко убежденный в том, что дети – это богатство, и чем их больше, тем лучше, на аборте не настаивает и с удовольствием женится на россиянке. А через пять лет заканчивается срок его обучения, и мужчина уезжает на родину. Ждать его не стоит. Юноша со знанием иностранных языков и высшим образованием считается в Африке идеальным женихом. Тем более что консервативные африканские семьи нередко крайне негативно смотрят на «белых» невесток».

Впрочем, возможны и другие развития событий. Например, папа-африканец принимает волевое решение остаться в России. Только и это редко приводит к безмятежному семейному счастью.

«Мой муж-африканец закончил в Москве аспирантуру, – рассказывает Елена Серова (фамилии героев изменены по их просьбе. – «НИ»). – Он был классным специалистом, нашел неплохую работу. Мы уже строили радужные планы, но все рухнуло. Возникли проблемы с пропиской: в моем общежитии мужа не регистрировали, а своей квартиры, как вы сами понимаете, молодой семье с двумя детьми можно ждать годами. Вся зарплата мужа уходила на выплату штрафов из-за отсутствия регистрации. Его «тормозили» на каждом посту. В результате мужу пришлось уехать. Сейчас общаемся только по переписке».

С подобными проблемами сталкиваются практически все папы-африканцы. Инженер Лари Траоре, глава русско-африканского семейства, уже более пяти лет не может устроиться на работу даже грузчиком. Отец двоих детей-метисов Луиш Фернандеш выходит в ночную смену задолго до ее начала: идущий по темным улицам африканец не раз становился объектом нападения скинхедов и просто агрессивно настроенных подростков.

«Невозможно винить африканцев в том, что они вынуждены оставлять своих детей в России, – говорит президент Ассоциации иностранных студентов Габриэль Кочофа. – Это прежде всего проблема несовершенства законодательства. Иностранный студент может работать в России только 2 месяца в год и только при собственном вузе. Единственный шанс для африканца задержаться в Москве – жениться на русской. Отсюда много необдуманных браков и, как следствие, случайных детей. Впрочем, свадьба не гарантирует того, что студент сможет спокойно жить и работать в России: процедура получения соответствующих документов (прописки, вида на жительства и т.д.) зачастую затягивается на многие годы. Приплюсуйте сюда постоянные оскорбления, а порой и побои, которые приходится терпеть, и вы поймете, почему многие отцы вынуждены бежать от своих жен и чад».

Еще один, правда, более редкий сценарий: африканец уезжает и берет с собой русское семейство. Многим девушкам этот вариант кажется вполне приемлемым. Однако на деле оказывается, что жить в Африке просто невозможно. Во-первых, во многих странах, например, в Конго постоянно идут межплеменные войны, а проблема бедности и безработицы стоит очень остро. Во-вторых, большинство мам просто не выдерживают чрезвычайно сухого жаркого климата и различных эпидемий, в частности малярии. В-третьих, и это для женщины, пожалуй, самое тяжелое – приходится мириться с неверностью мужа. По натуре африканцы полигамны, и если в России их пыл еще охлаждают местные порядки, то на родине практически у всех здоровых мужчин если не несколько жен, то уж точно несколько любовниц. Не стоит забывать и про языковой и культурный барьеры.

Шоколадные слезы

«Где-то с трех-четырех лет дети-метисы начинают испытывать комплекс неполноценности, – говорит «НИ» Эмилия Тайнс-Менса. – Ведь похожих на себя детей они не знают, черных кукол в магазине не продают, а в русских книжках с картинками все герои – сплошь блондины. Малыш начинает считать себя уродом, думает, что у него обожжена кожа. Метисы не любят выходить на улицу. Если дома мама и бабушка повторяют, что он самый красивый, то во дворе ребенок постоянно слышит в лучшем случае, что он «черномазый». А в худшем… 12-летнему Майклу сверстники пытались «заглянуть» в живот, чтобы «посмотреть, что происходит в черном брюхе», а третьеклассника Игоря ребята заставляли есть землю, приговаривая, что это «самая лучшая пища для негров». От природы способные, талантливые дети в школе считаются самыми слабыми учениками, так как элементарно боятся лишний раз высказывать свое мнение».

«Больше всего на свете я не любила ходить в школу, – подтвердила «НИ» 12-летняя метиска Алина Сильва. – Дома меня ласково звали «шоколадкой», а в классе приклеилась кличка «заморыш». Однажды на физкультуре я упала и испачкала форму. Расплакалась, естественно. А все ребята только смеялись и говорили, что мне нужно всегда ходить в грязном, чтобы одежда сочеталась с цветом кожи и моим «нечистым» происхождением. Другой раз, когда я запнулась у доски, одноклассник крикнул учительнице: «Да она тупая. Это ж негр с пальмы». Было очень обидно. В конце концов мне удалось убедить маму забрать меня из школы. Сейчас я занимаюсь на дому с нанятыми педагогами. Друзей до сих пор у меня очень мало: соседские дети да одна девочка из нашего двора».

Самое неприятное, что зачастую в «травле» принимают участие сами педагоги. Примеров этому в фонде «Метис» накопилось немало. Анжела, темненькая девочка с чудными вокальными способностями, не смогла получить заслуженный приз на конкурсе юных талантов. Ей так и сказали: «Как негритенок может стать победительницей фестиваля «Наш дом – Россия»?» Необычная внешность метиса Алекса стала объектом постоянной агрессии для и без того неадекватной учительницы начальных классов. Она хлестала ребенка линейкой и била его головой об парту. «Единственное, что мы смогли сделать, – говорит Наталья Фернандеш, мама избитого малыша, – только перевести ребенка в другую школу, где учителя ведут себя нормально». Наконец, в детский садик, куда ходила Аня, со всего городка Алексина в Тульской области свозили малышей на экскурсию, чтобы поглядеть на «чудо-юдо».

Мама, роди меня обратно

Основной груз забот по адаптации юных чернокожих россиян в российское же общество ложится, конечно, на плечи мам. С детьми необходимо постоянно заниматься, проводить психологические беседы, рассказывать об их африканском происхождении, объяснять ситуацию. Нужно знакомить ребенка с такими же, как он. Для этого фонд «Метис» ежемесячно организует специальные этнические праздники, где малыши вместе поют и танцуют. Эмилия Тайнс-Менса открыла для всех желающих бесплатные образовательные центры с языковыми и компьютерными классами, где вместе с метисами учатся и белые дети. Но ни одна благотворительная программа не может заставить мам привыкнуть к постоянным оскорблениям: «Позор, с черным переспала!»

«На прошлой работе менеджер так и сказал мне: я не хочу, чтобы ты у нас работала, – вспоминает Елена Серова. – На мой возмущенный вопрос «почему?» он сказал что-то вроде: «На своих детей посмотри». Мне, естественно, пришлось уволиться».

По-настоящему трагическую историю рассказала Галина Викторовна Федина, которая сейчас одна воспитывает внука-метиса: «После того как зять-эфиоп уехал, дочка всячески пыталась устроить свою личную жизнь. Закрутила роман с русским мужчиной, и когда дело уже шло к свадьбе, решила познакомить его с сыном – метисом. Жених пришел в ужас. Кричал: «Я презираю шлюх, спящих с неграми. О свадьбе можешь забыть!» Дочь впала в депрессию, а потом ушла к другому мужчине, фактически подкинув мне ребенка. Сейчас мы с ней не общаемся».

Если родственников, готовых приютить метиса, нет, ребенка ожидает настоящий ад. Недавно одна из участниц фонда слышала по радио, как директор одного из детских домов буквально умоляла слушателей усыновить метиса – его просто-напросто забивали сверстники. К сожалению, Эмилии не удалось найти этого малыша, а сигналы SOS больше не повторялись. В фонде надеются, что мальчика все-таки кто-то усыновил, но и не исключают, что его уже просто нет в живых.

Посылка из Африки

Возможно, ситуация не была бы такой критической, если бы мамам метисов выплачивались алименты. Теоретически это возможно, но на практике – нереально.

«Вероятность взыскать алименты с гражданина одного из африканских государств составляет максимум 10%, – объяснил «НИ» руководитель юридической компании «Факт» Роман Дьячков. – Чтобы подать в суд на африканца, находящегося на родине, необходимо сначала его найти. Ни один суд не примет иск, если вы не сможете доказать факт существования неплательщика алиментов: нужно предъявить его письма или счета. В этом, по идее, истице должно помогать консульство РФ в стране, но оно, как правило, такими делами не занимается. Придется искать своими силами. Затем суд начнет вызывать африканца на слушания. Может пройти полгода-год, пока будет решено рассмотреть дело без присутствия ответчика. Но даже если у вас будет на руках постановление суда, не факт, что деньги вы все-таки получите. Во-первых, между Россией и африканской страной может не оказаться соответствующего международного соглашения. Во-вторых, решение суда необходимо направить на место работы ответчика, зачастую неизвестное истице. В-третьих, даже если работодатель получит письмо, он может его просто проигнорировать. Фактически российский суд не имеет никаких рычагов давления на неплательщиков алиментов, проживающих в Африке».

Таким образом, материальная помощь своему российскому семейству остается на совести самих отцов-африканцев. Но случаев добровольной выплаты алиментов, по данным фонда, практически нет. Дома у африканцев тоже есть дети, и зачастую денег не хватает даже на них. Единственный человек, который спустя многие годы признал своего русского сына и начал материально ему помогать, – чрезвычайный и полномочный посол Гвинеи в РФ Амара Бангура I.

Запрет на любовь

Выходом из сложившейся ситуации Эмилия Тайнс-Менса считает широкую пропаганду среди девочек-студенток. Ведь решаясь на отношения с африканцем, большинство из них даже не могут представить, на что идут. Молодые женщины ничего не знают ни об африканской культуре, ни об обычаях, ни о том, к каким неприятностям может привести непродолжительный роман с очаровательным темнокожим парнем. Решение родить ребенка-метиса должно быть обдуманным, взвешенным шагом. Тогда положение необычных детей, безусловно, улучшится.

«И, конечно, хотелось бы надеяться на то, что ксенофобские настроения в нашем обществе все-таки сойдут на нет, – добавляет Тайнс-Менса. – Мой отец – американец африканского происхождения – 51 год прожил в СССР и никогда не сталкивался с проблемами, связанными с его цветом кожи. Наверное, поэтому я без всяких опасений вышла замуж за студента-африканца. Какое-то время мы жили в Гане, потом муж погиб на войне, и мне с детьми пришлось вернуться в Союз. Во время перестройки дочки из всеобщих любимиц вдруг превратились в предмет шуток и оскорблений. В итоге им пришлось переехать на родину деда – в США, где на них хотя бы не показывают пальцем».

По мнению специалистов Социально-психологического центра МГУ, проблема дискриминации детей-метисов, связанная с неприятием чужой культуры, на бытовом уровне решится еще не скоро. Люди, озлобленные нестабильной политико-экономической ситуацией в России, будут срывать злость на «чужих» до тех пор, пока положение дел не изменится. Особенно остро эта проблема стоит в школе.

«В большинстве случаев в классе объектами насмешек и оскорблений становятся дети морально или физически беззащитные, – рассказал «НИ» юридический директор Московского бюро по правам человека Владимир Новицкий. – А метисы, всегда находящиеся в меньшинстве, воспринимаются как слабые противники. Некоторые учителя, зараженные ксенофобией, также обращают свою агрессию на «чужих» детей, подменяя сильный объект ненависти на более слабый. Таким образом, темнокожий ребенок превращается в изгоя. На наш взгляд, единственный способ решить проблему ксенофобии среди подростков – это ввести в детских садах и школах эффективную программу толерантности. Существующие на данный момент проекты пока желаемого результата не дали. Но будем надеяться, что рано или поздно россияне все-таки научатся терпимости по отношению к людям других национальностей и с другим цветом кожи».

«А вот это вряд ли, – заметил «НИ» лидер одной из московских банд скинхедов Алексей. – Неграм нужно запретить приезжать в нашу страну. Они портят наш генофонд, уводят наших девушек. А что касается детей-метисов, то они, по-моему, недостойны называться российскими гражданами. И в том, что их здесь унижают, нет ничего удивительного».

http://www.newizv.ru/news/2005-09-16/31757/

Реклама
Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ

Изменение регистра текста:  Транслит: 
Смайлики
:D :) ;) :( :o :shock: :? 8-) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: :geek: :ugeek:
   
К этому ответу прикреплено по крайней мере одно вложение.

Если вы не хотите добавлять вложения, оставьте поля пустыми.